Ломоносовские чтения на филологическом факультете МГУ имени М. В. Ломоносова


новости факультета

Желающие изучать словенский язык с нуля могут записаться на кафедре славянской филологии (ауд. 1018) либо прислать заявку по электронной почте slavlang.msu@gmail.com. Занятия начинаются с 1 сентября 2017 года.
все новости →


Ломоносовские чтения на филологическом факультете

20 апреля 2010 г. на филологическом факультете состоялось пленарное заседание традиционных Ломоносовских чтений. От имени декана факультета профессора М.Л. Ремнёвой заседание открыл заместитель декана профессор О.А. Клинг. Как и в 2009 году, пленарное заседание было тематическим: в этот раз оно было посвящено общей теме «Язык и литература как механизмы сохранения культурной памяти».

Профессор М.Н. Володина выступила с докладом «Национальные терминологии как отражение национальной языковой картины мира». Она показала, что термины создаются на базе основного словарного состава языка. Часто общеупотребительное слово приобретает специальное, терминологическое значение: таковы термины опыт, теплота, введенные М.В. Ломоносовым — с его именем связано формирование русской научно-технической терминологии. В других случаях общеупотребительное слово становится базой для образования термина, часто на основе метафоры. В этих метафорических, ассоциативных ходах выразилось мышление носителей языка, и для каждого языка они могут быть специфичны. Например, в русском языке слово портной образовано от слова портно, которое означало «грубый холст», а в английском, французском, немецком слова с тем же значением — tailor, tailleur, Schneider — образованы от глагола, который значит «резать, кроить». Выбор ведущего признака, на основе которого в языке предмету дается имя, — это его интерпретация. Так термины (как и все слова языка) аккумулируют информацию — знание человека о мире.

Профессор А.Н. Качалкин прочитал доклад на тему «Ключевые слова и доминанты: сходства и различия в коммуникативной деятельности». Ключевое слово и доминанта — термины, важные для языкознания; часто их ошибочно смешивают. Доминанта — это старший член синонимического ряда. Она имеет четыре признака: это слово, которое среди всех своих синонимов употребляется чаще всего, для которого характерно наибольшее разнообразие контекстов, нейтральное в отношении стиля и способное заменить любой из своих синонимов. Ключевое слово не связано с рядом синонимов: оно выражает смысловую суть текста — оно потому так и называется, что является ключом к пониманию высказывания. В докладе значение ключевых слов было показано на примере названий русских документов эпохи Средневековья. Например, один из документов назывался сговорная полюбовная прoтивная запись — это старинный «брачный контракт». Записью именовались разные типы документов, и поэтому другие слова в этом названии конкретизировали ее вид: сговорная означало ситуацию, в которой составлялся документ, полюбовная — указывало на отношения между теми, к кому он относился, а прoтивная — значило, что документ составлен в двух экземплярах (они назывались противнями): один — для семьи жениха и другой — для семьи невесты. Было отмечено, что проблема ключевых слов важна сейчас, когда с развитием компьютерной техники особо актуальными становятся задачи быстрой и качественной обработки информации.

Доклад профессора Е.Н. Ковтун «Фантастика в поисках человека будущего» был посвящен русской фантастике XX — начала XXI вв. Академическое литературоведение часто относится к фантастике настороженно, однако она всегда важна и интересна тем, что это литература эксперимента; она всегда отвечает на вопрос, сформулированный еще Г. Уэллсом: «А что, если?..»
Изучая ее, можно судить и о направлениях развития общества, и о тенденциях эволюции литературы. Вопрос о том, каким станет человек в будущем, в фантастике — один из ключевых. Еще в античной мифологии выразилась мечта человека жить долго или даже вечно, знать все, читать мысли; эти мечты фантастика унаследовала от сказки и мифа. Их эстетическое выражение зависит от жанра. В научной фантастике (например, в романе И. Ефремова «Туманность Андромеды») человек достигает долголетия и физического совершенства благодаря улучшению качества жизни. Вне рамок утопической традиции, то есть в тех научно-фантастических произведениях, где нет развернутой картины общества будущего, человек может обрести необыкновенные способности в результате эксперимента, как в романе А. Беляева «Человек-амфибия». В жанре фэнтези человек обретает новые качества легко и мгновенно, обычно посредством магии, как в «Дозорах» С. Лукьяненко. Создавая образ людей будущего, фантасты стремятся решить серьезный вопрос — о человеческой природе: какие качества делают человека человеком и что всегда, по какому бы пути ни пошла цивилизация, останется в нем неизменным.

Профессор О.А. Клинг в докладе «Литература и культурный код прошлого» обратился к истории русской литературы и культуры от классической эпохи до современности. Современная гуманитарная мысль дает разные, более того — диаметрально противоположные ответы на вопрос о судьбах культуры. С одной стороны, в науке закрепляется понятие культурной эволюции, которая осмысливается как магистральный путь развития человечества, заменивший собой эволюцию биологическую. С другой стороны, в последнее время пишут о «культуре апокалипсиса», пришедшей на смену культуре постмодерна. Постмодернизм, сделавший классическую литературу предметом иронической игры, подвергался критике за непочтительное отношение к классике; однако сейчас, когда он уходит в прошлое, о нем вспоминают с ностальгией, так как он, играя с классическими текстами, тем самым сохранял память о них. Вызывает сожаление то, что русская культура перестает быть литературоцентричной, а литература перестает восприниматься как пророчество. Однако это ощущение утраты культурных традиций для русского общества не ново: оно уже возникало — в Серебряном веке, который мыслился современниками как эпоха декаданса, то есть упадка, но оказался для русской литературы временем расцвета. Поэтому литература все же будет существовать, пусть она будет и не такой, как прежде. Память прошлого сохранится благодаря слову как таковому, образам, мифологемам, символам, архетипам, концептам — благодаря тем механизмам, которые выработала литературная культура.

Кандидат филологических наук старший преподаватель А.А. Данилова в докладе «Языковая картина мира и культурная память как объект воздействия средств массовой информации» показала, что язык СМИ, с одной стороны, отражает изменения, произошедшие в обществе, а с другой — становится инструментом воздействия на общественное сознание. В нем отражается происходящее в наше время размывание системы ценностей: там редко можно встретить слова милосердие, доброжелательность, труд, честь, стыд, достоинство. Активная роль языка в преобразовании общества заметна на примере эвфемизмов: например, в последние годы в связи с кризисом в английском языке возникло 96 слов, обозначающих увольнение. Смысл слов размывается: такие лексемы, как реструктуризация, мероприятие могут приобретать практически любое значение в зависимости от контекста. Культурная память в целом становится объектом воздействия: с помощью языкового манипулирования нужный образ конструируется и закрепляется в общественном сознании. Например, так происходит с образом Второй мировой войны в современной англоязычной прессе: роль США и Великобритании подчеркивается, а СССР и Франции — затушевывается. Все сказанное свидетельствует, что, помимо мощного потенциала сохранения и передачи культуры, язык обладает огромным потенциалом воздействия; чтобы противостоять попыткам языкового манипулирования общественным сознанием, необходимо обнаруживать приемы манипуляции, а это становится возможным благодаря филологическому анализу.

Завершил пленарное заседание доцент С.А. Ромашко докладом «Медийная транскрипция как механизм культурной памяти». В докладе было представлено широкое понимание медийности как всякого средства передачи и хранения информации: это и древние рукописи, и печатная книга, и газета, и звукозапись, неподвижные и движущиеся изображения. Под медийной транскрипцией понимается переписывание сообщения другими средствами; ее нужно отличать от интерпретации — нового истолкования смысла. В частности, экранизация литературного произведения обычно совмещает транскрипцию — переход от письменного текста к изображению и звучанию — с интерпретацией — режиссерским решением. Возникновение новых медиа может приводить к качественному изменению культурной ситуации. Так, с появлением книгопечатания чтение стало более легким и более быстрым; возникли новые виды его — просмотр, выборочное чтение. Некоторые виды литературы окончательно отделились от музыки. Распространение компьютеров стало поводом для пессимистических предположений о будущем культуры, однако их развитие пошло в неожиданном направлении: мощность информационной техники оказалась столь большой, что для нее стало не хватать содержания — «контента», поэтому все больше текстов и изображений сохраняется на цифровых носителях. Так, парадоксальным образом, изобретение новых технических средств, которое, как предполагали, может привести к утрате культурного наследия, создало новые возможности для его сохранения.

На кафедрах и в научно-исследовательских лабораториях филологического факультета прошли секционные заседания Ломоносовских чтений и включенные в их программу круглые столы; всего состоялось более 120 докладов. Как пленарное заседание, так и заседания секций вызвали большой интерес аудитории. Ломоносовские чтения продемонстрировали высокий уровень проводимых на филологическом факультете исследований в различных областях гуманитарного знания.

Л.А. Трахтенберг, филологический факультет

Фотографии


Олег Алексеевич Клинг

Анатолий Николаевич Качалкин

Анна Любимова



Все события

119991, Москва, Ленинские горы, ГСП-1,
МГУ имени М. В. Ломоносова,
1-й корпус гуманитарных факультетов (1-й ГУМ),
филологический факультет
Тел.: +7 (495) 939-32-77, E-mail:

© Филологический факультет
МГУ имени М. В. Ломоносова, 2017 г.