Пятая Международная научная конференция «Русская литература XX-XXI веков как единый процесс (проблемы теории и методологии изучения)»


новости факультета

Срок действия автомобильных пропусков сотрудников продлен до 1-го октября.
все новости →


Пятая Международная научная конференция «Русская литература XX-XXI веков как единый процесс (проблемы теории и методологии изучения)»

8 и 9 декабря 2016 года на филологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова прошла Пятая международная научная конференция «Русская литература XX-XXI веков как единый процесс (проблемы теории и методологии изучения)». Организатором этого научного форума выступила кафедра истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса. В рамках конференции, организационный формат которой за десять лет ее проведения стал традиционным, состоялись два пленарных и восемь секционных заседания, в ходе которых обсуждались современные подходы к изучению истории русской литературы ХХ — начала ХХI века.

Часть секций была сформирована на основе устоявшейся периодизации литературного процесса, по хронологическому принципу, но кроме них были организованы секционные заседания, посвященные теоретическим проблемам истории литературы и региональным аспектам литературного процесса. Одно секционное заседание было устроено по «монографическому» принципу: на нем обсуждались новые подходы к исследованию творчества М.А. Булгакова, что связано с календарными причинами (на 2016 г. пришлось 125-летие со дня рождения писателя-классика). Завершающим событием конференции стал творческий вечер одного из ярких современных прозаиков А.Н. Варламова.

В числе участников конференции — около ста историков литературы, главным образом из России. Зарубежная русистика была представлена на этот раз учеными 11 стран. В своих докладах и сообщениях собравшиеся на форум литературоведы продемонстрировали разнообразные подходы к анализу и изучению литературы XX-XXI веков: от интерпретации произведений конкретных авторов или эстетики литературных группировок — до сопоставительных исследований, от изучения языка и стилистических особенностей художественного текста — до проблематики рецепции творчества русских авторов в зарубежных странах.

На пленарных заседаниях были сделаны концептуально значимые доклады, предлагающие взгляд на русскую литературу ХХ века с позиций общетеоретической научной рефлексии: речь идет о соотношении разных потоков отечественной литературы, о преемственности разных этапов ее развития, о категориях пространства и времени, об онтологических основаниях эстетики конкретных художественных течений. Первое пленарное заседание открылось приветственным словом заместителя декана по науке О.В. Александровой, от имени декана М.Л. Ремневой и всего филологического факультета поздравившей участников с успешным началом мероприятия. В своем слове Ольга Викторовна упомянула о роли Б.С.Бугрова, замечательного ученого, в бытность которого заведующим кафедрой складывалась традиция этих конференций.

Несколько выступлений заседания были посвящены литературе русской эмиграции. Так, А.И. Чагин в своем докладе о генетической памяти литературы представил слово Бунина о Белёвском уезде, который понимал его как воплощение национального архетипа. Н.Л. Блищ, исследовательница из Минска, продолжила тему литературной диаспоры и говорила о своеобразном проекте беллетризованных биографий, который существовал в эмиграции: И. Бунин считал себя «литературным графом» (Толстым), И. Шмелев принял на себя образ пророка-Достоевского, А. Ремизов выступал наследником Гоголя, Б. Зайцев соотносил себя с Тургеневым. А Л.А. Колобаева в докладе представила и сопоставила прогнозы о будущем русской литературы, которые создавали художники начала и конца XX века: Д.С.Мережковский и И.Бродский. М.М. Голубков обратил внимание слушателей на то, как осмысляется категория времени в современной литературе. Ученый пришел к выводу, что в современных произведениях время предстает как бытовое, физическое, историческое, космическое, онтологическое — и в каждом случае его подлинность и прочность проверяется автором. К.К. Султанов продолжил тему времени и говорил об исторической памяти, а также категории идентичности применительно к литературам народов России. Ученый задался вопросом, как мыслить самоидентичность сегодня, в эпоху транскультурной мобильности.

Доклады 1 секции были посвящены актуальным проблемам истории русской литературы XX — начала XXI вв. в теоретическом и социально-историческом аспектах. Несколько исследователей сконцентрировали свое внимание на литературе народов России: И.Б. Орлицкий рассказал о современной русскоязычноой бурятской анафорической поэзии (толгой холболго) и источниках этой традиции, а Р.М. Ханинова говорила о «Калмыцких стихах» Ярослава Смелякова, некоторые из которых были переведены на калмыцкий язык и представляют собой яркий пример диалога культур. Ш.Г Умеров поднял вопрос интертекстуальности в связи с 30-летем публикации романа Чингиза Айтматова «Плаха», сопоставив отдельные сюжетные линии с различными произведениями русской и зарубежной литературы. Об интертестуальности говорил также В.А.Редькин, предметом изучения которого стал пушкинский текст в тверской поэзии XX века. А.Ю. Большакова задалась вопросом «О чем мечтает русская литература?» и рассмотрела сны русской литературы с точки зрение соотношения идеала и художественной реальности. Е.В. Попова взглянула на русскую литературу с аксиологической точки зрения. П.В. Калитин предпринял попытку осмысления социалистического реализма как метода в качестве утопически-творческого и антиномичного феномена. Несколько докладчиков обратились к литературе второй половины XX — начала XXI века: И.В. Ширяева говорила о феномене литературного нонсенса, попытавшись определить данное явление, выявить специфику, очертить круг авторов, обращающихся к нему. С.В. Свиридов рассказал об эстетической специфике рок-поэзии, сопоставив ее поэтику с поэтикой музыкального ряда. А.Ю. Закуренко продолжил разговор о поэтике, рассмотрев инвариант, структурную форму и иконическое как категории поэтики, а также поднял проблемы аксиоматики в теории литературы

Секция 2 «Национальные и региональные аспекты литератур народов России» открылась докладом И.В. Булгутовой, в котором на первом плане оказалось соотношение терминов «анафора» и «аллитерационный стих» в бурятской поэзии (в частности, у поэтов Б. Дугарова и А. Улзытуева). Доклад вызвал бурную дискуссию участников секции, обсуждался вопрос о сохранении литературных традиций в ситуации двуязычия. И.В. Монисова продолжила разговор о Б.Дугарове и подняла проблему билингвизма русско-бурятского поэта, обратив внимание на то, как пересечение культурных традиций влияет на рифмометрическую форму стиха и философское содержание лирики поэта в целом. С.И. Гармаева в своем докладе поставила вопрос о необходимости разработки методологии в изучении евразийства, а также исследовала проблему места национального генотипа в русской литературе. Е.Ф. Гилева на материале текстов И.А. Кодзоева выявила обращение писателя к реальным фактам и материалам, однако специфические художественные черты текстов И.А. Кодзоева позволили все же охарактеризовать его произведения как художественно-документальные.

В секции 3 «Литературный процесс рубежа ХIХ—ХХ веков» несколько докладов было посвящено литературным направлениям данного периода в различных аспектах. Докладчик из Турции Э. Кадыоглу рассмотрел традиции реалистической поэзии в лирике акмеизма, уделив особое внимание знакам памяти в творчестве Н.А. Некрасова и А.А. Ахматовой (образам письма, креста, свечи, кольца, портрета, засушенного цветка, старых вещей). В.Е. Красовский рассказал об отражении литературного процесса начала XX века в журнале «Аполлон» и влиянии публикаций о символизме и футуризме, а также акмеистических манифестов на развитие литературы 1910-х гг. Д.П. Крылова в своей работе показала, как русские писатели-футуристы с помощью экспрессионистских и сюрреалистических принципов образной деформации мира формируют новейшую реальность в своих произведениях. Два доклада секции были посвящены Л.Андрееву. А.М. Высочанская проанализировала ряд визуальных аспектов его поэтики, проявляющихся на различных уровнях: системы персонажей, ремарок, лейтмотивов и композиции (визуального оформления) драматургического текста. Чиан Ч.Х., исследователь из Тайваня, рассмотрел проблему телесности в драме Л. Андреева «Царь Голод», обратившись к телесным образам, феномену голодания и связанной с ним философии революции. Т.А. Купченко обратилась к анализу хронотопа Петербурга и проследила связь поэмы В. Хлебникова «Прачка» с античными образами парки и Атлантиды, с поэмой А.С. Пушкина «Медный всадник», с картиной К. Брюллова «Последний день Помпеи» и др. А.А. Семина в докладе «Эволюция лирического самовыражения Георгия Иванова» показала, как меняется образ лирического субъекта в ранних и поздних стихотворениях поэта.

В 4 секции, посвященной изучению русской литературы первой половины XX века, наибольшее внимание было уделено определению жанровой специфики произведений, выявлению мотивов, раскрывающих своеобразие мировоззренческих установок и моделирующих художественно-философскую картину мира писателей, а также особенностям повествовательной стратегии авторов. П.С. Громова поставила проблему жанрового определения произведений И.С. Соколова — Микитова в контексте русской литературы XX века. На своеобразии фигуры повествователя было акцентировано внимание А.В. Назаровой при анализе рассказа Е.Н. Чирикова «Фауст». Лейтмотивом фаустовская тема прозвучала и в докладе Г.М. Васильевой посвященном текстологической вариативности сказки Э.Л.Миндлина «Das Kann nicht Sein». Жанр сказки оказался самым популярным в секции. О.С. Октябрьская рассмотрела кинематографичность как жанровый признак сказок К.И. Чуковского. Г.К. Орлова актуализировала связь произведений Саши Черного для детей со «сказками о вещах» Х.К.Андерсена в контексте развития жанра литературной сказки в России в конце XIX — начале XX вв. И.В. Васильева выступила с исследованием художественного мира М. Горького в его «Сказках об Италии». Ряд докладов был связан с проблемой литературной «диаспоры». В докладе К.С. Романовой прозвучало предположение о целесообразности выделения хронологически первого, но, по мнению исследователя, не достаточно оцененного центра русской эмиграции — Константинополя. Литературоцентризм был осмыслен Н.В. Летаевой как ведущая повествовательная стратегия русских писателей младшего поколения первой волны эмиграции. Исследовательница К. Миягава из Японии наполнила тему «утробности» в творчестве И.А.Бунина философским звучанием. Е.Г. Трубецкова выделила мотив болезни в романе М.А.Алданова «Истоки», раскрывающий центральную для всего творчества тему Случая , выстроив при этом параллель с «Раковым корпусом» А.И.Солженицына. По мнению Н.В. Новиковой, важным для понимания отношения В. Ропшина (Б.Савинкова) к революционному террору является название его романа «То, чего не было», в котором проявляется семантика «заглавного откровения». Китайские исследователи обратились к поэзии: Цзоу Вэньяо подняла вопрос о соотношении городского и природного пространств в стихотворении Б.Л. Пастернака «Белая ночь», а Шэнь Ян проанализировал возможные трудности, возникающие при переводе стихотворений Н.А. Заболоцкого на китайский язык.

Доклады 5 секции «Творчество М.А. Булгакова» условно можно было бы поделить на две большие темы: это новейшие исследования романа «Мастер и Маргарита» и выявление различных параллелей и литературных связей писателя с другими авторами. А.В. Вавулина и Н.З.Кольцова обратились к анализу жанра «мистерии» как высшей форме проявления синтеза искусств и интермедиальности в романе «Мастер и Маргарита». Е.Ю. Колышева взглянула на самый главный роман М.А. Булгакова с другой точки зрения: она говорила о назревшей необходимости пересмотреть вопрос об установлении основного текста произведения. В докладе М. Омори из Японии было показано, как советские сатирические журналы 1920-х годов оказали влияние на работу над романом М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита». На секции прозвучал доклад отсутствовавшего С.Д. Боброва, посвященный многочисленным аллюзиям и ассоциациям, резонансу оригинального текста М.А. Булгакова с семантическим пространством мировой литературы. М.В. Михайлова продолжила эту тему и рассмотрела литературные параллели М.А. Булгакова и Е.А. Нагродской. Заключительным выступлением был доклад М.С. Руденко, посвященный художественным функциям образов нелюдей в произведениях М. Булгакова и В. Панова (цикл «Тайный город»).

В секции 6 «Русская литература второй половины XX века» два доклада были посвящены творчеству А.И. Солженицына. Е.В. Жуйкова рассмотрела проблему «автор-аудитория» на примере достаточно редкого материала: очерков литературной жизни А.И. Солженицына «Бодался теленок с дубом» и статей из «Литературной коллекции». Китайская исследовательница Цзюньжу Би представила историю исследования и изучения творчества А.И. Солженицына в Китае. Герои следующих докладов вступили в некоторую полемику с А.И. Солженицыным, в частности, с повестью «Матренин двор». В докладе Николаевой С.Ю. «Преломление агиографической традиции в прозе Ф.А. Абрамова и В.Н. Крупина» была рассмотрена типология житийных рассказов в их творчестве. Продолжая разговор о писателях-деревенщиках, Лосева Н.В. обратила внимание аудитории на творческое наследие тверского писателя Ю.Красавина в контексте традиций деревенской прозы. Три участника представили свои сопоставительные исследования. И.Д. Кириенко обнаружил родство поздних романов Ю.Трифонова и В.Набокова («Взгляни на арлекинов!» и «Время и место»), а А.В. Петрова предложила довольно неожиданный ракурс для сопоставления — творчество Саши Соколова и рассказы американского писателя Дж.Селинджера. Доклад А.В. Кулагина представлял собой попытку выявить параллели и заимствования в поэтическом творчестве коллег по авторской песне Ю. Визбора и Б. Окуджавы, которые были лично знакомы. О.В. Зубова говорила о проблеме восприятия рассказа В.М. Шукшина «Охота жить» в аспекте интермедиальности: в рассмотренных ею картинах первостепенное значение отводилось морально-нравственному аспекту проблематики. Д.В. Кротова обратила внимание слушателей на сквозные темы и образы лирики В.Шаламова, подчеркнув религиозное значение поэзии В.Шаламова, которая стала для него нравственной и мировоззренческой опорой. Е.П. Мельничук осмыслила значение организованного в 1966 году судебного процесса против писателей А.Д. Синявского и Ю.М. Даниэля в литературной и общественной ситуации 60-х годов.

Несколько докладов 7 секции «Современный литературный процесс» были посвящены особенностям бытования лирических текстов в условиях современности. Белорусская исследовательница Т.В. Алешка представила развернутый анализ авторских коммуникативных стратегий, используемых поэтами в социальной сети Facebook. С другого ракурса современные поэтические практики были рассмотрены в докладе И.И. Переваловой, посвященном поэтике «речи-молчания» в творчестве Олега Чухонцева. Доклад А.А. Жуковой был посвящен трем пре-текстам стихотворения Н. Гумилева «Заблудившийся трамвай». Актуальные проблемы современной прозы были представлены на весьма объемном материале: от женской и иерейской прозы до творчества В. Маканина и Е. Водолазкина. О.М. Кириллина проследила ряд трансформаций образа Гамлета в женской прозе на примере рассказов Л. Петрушевской и Р. Литвиновой. Романное время и его «витки» в творчестве Е. Водолазкина были проанализированы в исследовании Е.Р. Кобзарь из Минска. Православной прозе как особому жанру современной литературы был посвящен доклад Е.В. Суровцевой. Л.Л. Фиалкова представила исследовательский сюжет о мифологизации образа М. Булгакова, о нем как персонаже современной русской литературы. Особенностям авторского сознания в повести В.С. Маканина «Утрата» был посвящен доклад Цинцин Гун из Китая. Проблемы современной литературной критики были рассмотрены в докладе Е.М. Зеновой: на примере метадискурсивных рассуждений И. Роднянской были рассмотрены вопросы рефлексии критика над собственным методом. Также были представлены обобщающие доклады руководителей секции, посвященные литературе эмиграции. Е.Ю. Зубарева обратилась к теме абсурда реальности и реальности абсурда в прозе русского зарубежья 1970-1980-х гг. А.Л. Крупчанов сделал обзор современной русской и русскоязычной литературы зарубежья как литературы четвертой волны эмиграции.

Заседание секции 8 «Русский постмодерн как явление современной культуры» открыл доклад Л. Н. Турбиной, посвященный постмодернистским тенденциям в «Пушкинском Доме» Андрея Битова. Исследовательница пришла к выводу, что роман нельзя назвать собственно постмодернистским, это, скорее, связующее звено между постмодернизмом и модернизмом. Т.Г. Кучина в докладе «Зеркала, двойники и рифмы: мотивные отражения в структуре романа М. Шишкина „Письмовник“» также попыталась показать, как М. Шишкин, писатель эпохи постмодерна, выстраивает свой текст в том числе по модернистским стратегиям. О специфике современной эмигрантской литературы размышляла И.Н. Минеева в своём докладе, посвященном эмигрантскому мифу в творчестве Зиновия Зиника. А.В. Леденёв также обратился к опыту эмигрантской прозы, однако совсем в ином ключе: он проанализировал азбучную символику Набокова и использование этой техники у современных авторов, таких, например, как Павел Крусанов. Ряд сообщений был посвящен современной российской прозе. А.В. Грешилова в своём докладе «Мифопоэтический аспект литературного воображения в романе Т.Н. Толстой „Кысь“» проанализировала читательскую стратегию главного героя, Бенедикта. О.А. Колмакова тоже обратилась к творчеству Т.Н. Толстой, а также А.В. Королёва, М.Ю. Елизарова, Ю.В. Мамлеева и Л.С. Петрушевской в докладе «Сказ в постмодернистском художественном пространстве». Метареалистической поэзии был посвящён доклад А.А. Токарева, в котором он, опираясь на ряд прозаических текстов И.Жданова описал концепцию «праязыка» и «языка искусства», предложенную поэтом.

Конференция завершилась 9 декабря пленарным заседанием и творческой встречей с писателем и литературоведом А. Н. Варламовым. Охват тем и проблем последнего заседания оказался весьма широким. Открыл заседание доклад С.И. Кормилова «Русская литература века ХIX и века XX: парадигма различий». Ученый высказал мысль о необходимости выработать единый метод исследования, который позволил бы рассматривать литературный процесс ХIX и XX века в одной системе координат, позволяющий увидеть истоки тех или иных литературных явлений XX века в литературном процессе ХIX столетия. Н. М. Солнцева в докладе «Основы онтологии в крестьянском модернизме», исследуя творчество С. Клычкова, Н. Клюева и С. Есенина, пришла к выводу, что онтология писателей крестьянского модернизма выстроена на идее единства почвы и космоса, а осмысление в крестьянском модернизме онтологических и связанных с ними религиозных истин протекало с определенными сложностями. В своём выступлении «Лениниана как мифотворчество: В. Маяковский и А. Вознесенский» И.Б. Ничипоров подчеркнул, что поэтические тексты поэтов запечатлели эволюцию художественного выражения человекобожеской концепции, воплощенной в образе Ленина: от революционного «переписывания» Священной истории и утверждения мессианского смысла вождизма (у Маяковского) до придания мифу о Ленине космологического колорита, мифу об «открытой» вождем «новой» материи и его «победе» над исторической необходимостью и властью пространства и времени (А. Вознесенский). Заключительным аккордом пленарного заседания стал доклад иерея Георгия Белькинда «Русская классическая религиозно — философская литература: поэтика и дидактика». Обращаясь к наследию кн. Е. Трубецкого, докладчик раскрыл не только онтологическую проблематику религиозно-философских текстов автора, но и обнаружил связь философской мысли Е. Трубецкого с концепциями Вл. Соловьева, а также обратил внимание на особый писательский дар Е. Трубецкого.

Конференция сыграла существенную роль в обобщении научных результатов, накопленных отечественной и мировой литературоведческой русистикой за последние годы, и наметила новые пути изучения русской литературы XX — начала XXI вв.

Е.В. Жуйкова, аспирант кафедры истории новейшей русской литературы и современного литературного процесса



Все события

119991, Москва, Ленинские горы, ГСП-1,
МГУ имени М. В. Ломоносова,
1-й корпус гуманитарных факультетов (1-й ГУМ),
филологический факультет
Тел.: +7 (495) 939-32-77, E-mail:

© Филологический факультет
МГУ имени М. В. Ломоносова, 2017 г.